Реформа госконтроля: переход от полицейского формата надзора к партнёрскому

28 Ноября 2016

Паспорт приоритетного проекта по реформированию контрольно-надзорной деятельности будет утверждён в ближайшее время, однако позитивные изменения в работе надзорных ведомств заметны уже сейчас. Так, количество проверок бизнеса, планируемых на 2017 год, сократилось втрое по сравнению с 2016 годом благодаря применению риск-ориентированного подхода. Об этом сообщил курирующий реформу министр РФ по вопросам Открытого правительства Михаил Абызов 25 ноября на расширенном заседании генерального совета «Деловой России». Он подчеркнул, что мнение представителей деловых объединений и бизнес-сообщества крайне важно для эффективной реализации этого национального проекта.

Проектный подход, как пояснил министр, позволит сделать результаты совершенствования контрольно-надзорной деятельности максимально понятными, ощутимыми и измеримыми. Реформа направлена на достижение трёх целей: радикальное сокращение вреда и ущерба в результате несчастных случаев, сокращение административного давления на бизнес и оптимизацию работы контрольно-надзорных органов. Для их достижения планируется реализовать 8 проектов, которые направлены на уход от «палочной» и «сплошняковой» системы госконтроля.

Так, предполагается внедрение риск-ориентированного подхода в работе контрольно-надзорных органов: проверочные мероприятия должны быть сконцентрированы в первую очередь на объектах, представляющих наиболее высокие риски с точки зрения безопасности.

В этом плане от реформы уже есть практическая отдача. Мы активно работаем с Генеральной прокуратурой, которая осуществляет надзор за надзорами и утверждает плановые и внеплановые проверки. В прошлом году от надзорных ведомств были поданы заявки на проведение в 2016 году 657 тыс. проверок. Мы провели с ними большую работу по систематизации объектов по категориям риска. В этом году подано заявок на 463 тыс. плановых проверок для проведения в следующем году, то есть почти на 200 тыс. меньше. Ожидается, что из них ещё около 100 тыс. проверок будут сняты», — сказал Михаил Абызов.

Основные издержки бизнес несёт не от санкций и встреч с инспекторами, а от выполнения устаревших обязательных норм и правил, предусмотренных системой государственного контроля, отметил Михаил Абызов. Именно пересмотр и систематизация обязательных требований станет ключевым направлением реформы. Здесь необходимо с помощью предпринимательского сообщества определить направления главного удара, которые дали бы результаты уже в 2017 году, подчеркнул министр. В первую очередь требования планируется систематизировать в таких сферах, как общепит, офисы, ритейл и производство пищевых продуктов.

Быстрые результаты может принести использование чек-листов, в которые должны быть включены требования, предъявляемые к предприятиям самого высокого уровня риска. Именно на проверке этих требований и должны будут сконцентрироваться инспекторы. На чек-листах предлагается размещать QR-коды, которые позволят увидеть информацию о проверке во всех информационных системах и дадут возможность получения обратной связи от предпринимателя.

Результативной при этом будет считаться и та проверка, в ходе которой никаких нарушений не выявлено, подчеркнул Михаил Абызов.

С помощью Экспертного совета при Правительстве и бизнес-объединений нам удалось изменить подход, при котором каждая проверка должна заканчиваться актом и выявлением нарушения. Нам важно сейчас перевести работу контрольно-надзорных органов с "палочной" системы на их ответственность по конечному результату. И оценивать мы их должны не по тому, сколько они провели проверок, а по тому, какие угрозы реализовались в их сферах ответственности. Эта система сейчас отрабатывается. Она идёт с большим сопротивлением некоторых наших надзорных органов, которые не готовы или не хотят переходить на такую модель», — сказал Михаил Абызов.

Одно из важнейших направлений реформы — расширение работы по профилактике нарушений. Взаимодействие инспекторов с проверяемыми субъектами должно строиться в формате не полицейском, а партнёрском, с элементами консультаций и выработки совместных решений, подчеркнул министр. Для этого необходимы изменения и в подготовке кадрового состава контрольно-надзорных ведомств. В следующем году, по словам министра по вопросам Открытого правительства, планируется запуск дистанционного обучения инспекторов и создание библиотеки лучших практик.

Ещё одно важное направление реформы госконтроля — информатизация. Внедрение информационных технологий не только позволит упростить взаимодействие проверяющих и проверяемых, но и будет способствовать снижению коррупционных рисков.

Наша задача — не спецоперации проводить. Мы ставим цель максимального развития бесконтактного взаимодействия между инспектором и поднадзорным субъектом. Нет контакта — меньше возможностей для коррупции», — отметил министр.

Коррупционные риски связаны и с низкими зарплатами инспекторов. Так, инспектор федерального территориального органа получает 15 тыс. рублей в месяц, в то время как его коллега в региональном органе контроля и надзора получает 27–28 тыс. рублей. Ситуация на федеральном уровне, внутри Садового кольца и в регионах очень сильно отличается, поэтому нужно создать постоянные механизмы взаимодействия, в том числе для выявления ситуации на местах, подчеркнул Михаил Абызов.

В деловом сообществе на реформу контроля и надзора возлагают большие надежды, в то же время предприниматели обращают внимание на необходимость более оперативных действий, направленных на скорейшее снижение административного давления на бизнес.

Реформирование системы контрольно-надзорной деятельности действительно крайне необходимо. Команда Михаила Анатольевича системно подошла к этому, и делает очень тяжёлую работу. Но реформа ставит долгосрочные задачи. Хотелось бы дополнить проект реформирования более оперативными целями. Нужно просто напрямую ограничить количество проверок», — считает уполномоченный при Президенте РФ по защите прав предпринимателей Борис Титов.

Михаил Абызов выразил готовность каждое предложение предпринимательского сообщества обсуждать и доводить до положительного или отрицательного результата. Если на федеральном уровне число проверок действительно стало сокращаться, то на региональном и, особенно, на муниципальном уровне оно, напротив, растёт. Но поскольку это отдельная субстанция власти, никаких решений в отношении муниципальных надзорных ведомств, кроме рекомендательных, пока не принято, сказал Михаил Абызов.

Одним из контрольно-надзорных органов, с деятельностью которого связаны наибольшие опасения представителей бизнес-сообщества, является Федеральная антимонопольная служба. ФАС готовит национальный план развития конкуренции в России и соответствующий указ Президента, который значительно расширяет полномочия антимонопольного ведомства. Участники встречи отметили, что проект указа значительно улучшился после проработки на площадке Открытого правительства, однако риски усиления административного давления на бизнес остаются.

С тем, что качество документа улучшилось после 3 месяцев его доработки с активным участием бизнеса и экспертов, согласился и Михаил Абызов. Он призвал деловые объединения к совместному обсуждению на площадке Открытого правительства недостатков, которые они видят в работе ФАС.

Если говорить стратегически про указ, то моя позиция такова: ФАС в перспективе должна становиться более независимым от Правительства и самостоятельным регулятором», — сказал министр.


Все события