Реформа госконтроля поможет повысить инвестпривлекательность Самарской области

10 Ноября 2017

Для повышения инвестиционной привлекательности Самарской области, которая в соответствующем рейтинге АСИ находится лишь на 65 месте, необходимо, в том числе, совершенствовать систему государственного контроля и надзора в регионе. Частью этой реформы станет борьба с коррупционным поведением инспекторов. Для координации работы по совершенствованию госконтроля будет создан специальный орган при губернаторе. Правоприменительная практика надзорных органов Самарской области обсуждалась 10 ноября на публичном балансовом мероприятии с участием куратора реформы госконтроля, министра РФ по вопросам Открытого правительства Михаила Абызова и врио губернатора Самарской области Дмитрия Азарова. В мероприятии впервые приняли участие представители руководства сразу трёх федеральных надзорных органов — МЧС, ФНС и Роспотребнадзора, а также руководители территориальных органов всех 12 надзорных ведомств, участвующих в федеральной программе по реформированию госконтроля.

Открытые балансовые мероприятия по итогам деятельности контрольно-надзорных органов проводятся ежеквартально на федеральном и региональном уровне в рамках приоритетной программы по реформированию контрольно-надзорной деятельности, которая реализуется на площадке президентского Совета по стратегическому развитию и приоритетным проектам. Подобные обсуждения направлены на профилактику нарушений: предприниматели в диалоге с руководством надзорных органов из первых рук получают информацию о типичных выявляемых нарушениях и могут устранить их на своих объектах до прихода инспектора. «Балансовое» в Самаре впервые проводится в новом формате, когда обсуждается работа сразу нескольких контрольно-надзорных органов, работающих на территории региона.

Открывая мероприятие, Михаил Абызов подчеркнул, что главная задача масштабной и амбициозной реформы госконтроля — защита интересов простых граждан, их жизни и здоровья.

Самым главным результатом реформы должно стать существенное повышение безопасности жизни, здоровья и интересов граждан. Государственный контроль не существует в абстрактном виде — он защищает общественные ценности, он охраняет людей и бизнес. От лучших международных практик по показателям смертности и травматизма мы отличаемся в худшую сторону в 2 раза. Ежегодно по контролируемым государством рискам в стране погибает 85 тысяч человек. За этой статистикой стоят трагедии, и наши службы надзора должны работать над их предотвращением. С другой стороны, в последние годы органы контроля и надзора справедливо критиковались за избыточную административную нагрузку на бизнес. Поэтому второй задачей реформы является снижение неэффективной административной нагрузки на бизнес в 2 раза к 2024 году. Для этого надзорные органы должны фокусироваться на объектах и требованиях повышенного риска», — подчеркнул Михаил Абызов.

До сих пор основным измерителем качества работы территориальных надзорных органов, по его словам, было количество проверок и найденных нарушений, а также размер наложенных штрафов. Пресловутая «палочная» система начиная с 2018 года будет полностью перестроена, заявил министр. Начиная с 1 января будет осуществлён переход на оценку результативности и эффективности работы терорганов исключительно по динамике нанесённого вреда и ущерба: как изменяются показатели смертности, вреда здоровью, экономического ущерба. Эти показатели по всем видам контроля и надзора, которые включены в приоритетный проект, на федеральном уровне утверждены. Теперь нужно довести их до каждого территориального подразделения.

Ключевой задачей является переход на профилактику, подчеркнул Михаил Абызов. Балансовые мероприятия с участием контролёров и бизнеса — это один из элементов такой профилактической работы. С начала года таких обсуждений в разных регионах было проведено около 1300, в них приняли участие около 300 тыс. предпринимателей.

Михаил Абызов подчеркнул важность повышения эффективности госконтроля для Самарской области, прежде всего для повышения инвестиционной привлекательности региона, улучшения делового климата и снижения уровня коррупции. На сегодняшний день Самарская область занимает 65 место в рейтинге инвестиционной привлекательности регионов, который формирует АСИ. На 35% за последние 2 года снизились инвестиции в основной капитал предприятий Самарской области. По данным Генеральной прокуратуры, по объёму коррупционных преступлений Самарская область вошла в первую пятёрку регионов РФ.

В этом есть и составляющая, связанная с функциями государственного контроля и надзора. Если мы говорим про улучшение инвестиционного климата, про потенциал, который может реализовать Самарская губерния, то мы должны вместе работать над этим. Потенциал региона действительно огромен, а тот уровень, на который он опустился, не соответствует ни задачам, ни амбициям тех людей, которые трудятся над развитием региона. Мы должны в рамках реформы контроля и надзора внести свою лепту. Зачастую надзоры упрекают в том, что они злоупотребляют своими полномочиями, имеют место коррупционные нарушения. У нас в рамках реформы контроля и надзора выделен отдельный проект по противодействию коррупции. На прошлой неделе мне были представлены карты коррупционных рисков ряда надзорных ведомств. Предстоит их переработка с участием правоохранительных органов и с предпринимательским сообществом, чтобы сделать их более технологичными и результативными», — сказал Михаил Абызов.

По словам врио губернатора Самарской области Дмитрия Азарова, для Самары особенно актуальна задача в 2019-2020 годах выйти на темпы развития экономического роста, опережающие мировые.

Нам необходима системная работа по улучшению инвестиционного климата, создание комфортной среды для бизнеса в регионе, установление понятных взаимоотношений между предпринимателями и властями и снижение административных барьеров», — добавил Дмитрий Азаров.

Площадка губернатора должна стать точкой сборки работы надзорных ведомств, уверен Михаил Абызов. Он привёл в качестве примера регионы, в которых создаются комиссии при губернаторе, куда включаются и федеральные надзоры, а также специальные министерства или постоянно действующие рабочие группы. В Самаре такую точку сборки тоже нужно сделать, это взаимодействие даст ощутимый результат для бизнеса, убеждён Михаил Абызов. Глава региона это предложение поддержал и заверил, что такая площадка будет создана.

В ходе мероприятия участники неоднократно заявляли о росте числа внеплановых проверок как о главном факторе избыточного давления на бизнес. Так, по словам прокурора Самарской области Константина Букреева, число плановых проверок сократилось на 17% с 2016 года и на 20% за первую половину 2017 года, однако основную нагрузку на бизнес составляют внеплановые проверки, их в регионе проводится в 4 раза больше, чем плановых. Уполномоченный по защите прав предпринимателей в Самарской области Евгений Борисов, в свою очередь, отметил, что динамика обращений в адрес уполномоченного растёт в разы. И не столько потому, что институт уполномоченного стал более узнаваемым, сколько потому, что проблемы бизнеса никуда не исчезают. Внеплановые проверки в 2016 году росли параллельно со снижением плановых, отметил бизнес-омбудсмен.

Одна из задач — перевести внеплановые проверки на риск-ориентированный подход, как это уже сделано в части плановых проверок, отметил Михаил Абызов.

По итогам рассмотрения заявок надзорных ведомств по плановым проверкам на 2018 год идёт снижение плановых проверок примерно на 10% в зависимости от вида контроля, при этом 70% проверок на 2018 год уже концентрируются на объектах наивысшего риска. Но у нас сложилась парадоксальная ситуация: плановых проверок у нас 450 тысяч, а внеплановых — миллион. И основной акцент в нашей работе должен быть сделан на снижении внеплановых проверок. Наша задача — не дёргать по каждому факту поднадзорные субъекты, а дать возможность самодекларирования, если речь не идёт о нарушении высокой степени риска», — сказал Михаил Абызов.

Он напомнил, что сейчас с участием Открытого правительства идёт работа над поручением президента по сокращению числа внеплановых проверок до 30% от плановых проверок. Речь идёт о сокращении внеплановых проверок в 3 раза, а также серьёзном высвобождении ресурсов и возможностей. Людей, которые занимались проверками, нужно переориентировать на профилактику и аналитическую работу, считает министр. Количество плановых и внеплановых проверок в совокупности за последние 2 года снижается, отметил Михаил Абызов. Но их количество не говорит напрямую ни про административную нагрузку, ни про безопасность. Если проверка проходит в новом, профилактическом формате — то таких проверок должно быть, наоборот, больше, считает он.

Новые механизмы работы надзорных ведомств по линии внеплановых проверок будут институализированы в законе о госконтроле, в котором будут закреплены основные элементы и принципы новой системы госконтроля. Комиссия по законопроектной деятельности правительства уже одобрила законопроект, разработанный в формате Открытого правительства. Затем он будет рассмотрен на заседании правительства и внесён в Госдуму. Закон, по словам Михаила Абызова, «практически готов», и можно рассчитывать на его принятие в ближайшее время.

В ходе «балансового» о своей работе по совершенствованию госконтроля отчитались МЧС, ФНС и Роспотребнадзор.

Начиная с текущего года МЧС перевела самый болезненный и самый объёмный вид надзора — пожарный надзор — на риск-ориентированный подход, сообщил замглавы ведомства Сергей Кададов. Начиная с 2018 года все виды надзора, осуществляемые МЧС, также перейдут на риск-ориентированный подход.

Мы переходим от тотального контроля на риск-ориентированный подход. Сегодня мы классифицировали все объекты защиты по рискам и опасностям, в основном мы оставили за собой критически важные, потенциально опасные объекты, которые несут техногенную угрозу, могут создавать вторичные поражающие факторы для проживающего рядом населения и для тех, кто обслуживает этот объект. Это объекты образования, социальной сферы или здравоохранения, там, где находится большое количество людей с круглосуточным пребыванием», — сообщил Сергей Кададов.

Возбуждение административных дел по линии МЧС снизилось почти на 30%, а доля выданных предупреждений на сегодняшний день составляет более 50%. Контрольные мероприятия заменяются при этом на профилактические.

Михаил Абызов считает опыт МЧС очень позитивным: на проверки приглашают представителей «Опоры России», введён запрет на проверку предприятий малого и среднего бизнеса. Статистика ущерба и вреда при этом падает, а уровень защищённости растёт. Кроме того, МЧС провело полную ревизию требований по пожарной безопасности и свело все требования в один регламент. Такую работу, в том числе по кодификации требований к бизнесу, предстоит провести с другими надзорными ведомствами.

Налоговая служба с 2007 года применяет риск-ориентированный подход при планировании и проведении налоговых проверок, напомнил заместитель руководителя ФНС России Андрей Батуркин. При этом налогоплательщики сами могут оценить свои риски по 12 общедоступным критериям, которые опубликованы в открытом доступе.

Это позволило акцентировать внимание налогового контроля прежде всего на зонах максимального риска и выходить на проверки только в тех случаях, когда мы видим, что идёт умышленное злоупотребление правом или нарушение. С 2014 года мы поменяли концепцию проведения мероприятий налогового контроля, основной упор в процессе контроля сделан на стимулировании налогоплательщиков к добровольному исполнению своих налоговых обязательств и отказу от применения незаконных налоговых схем», — сказал замглавы ФНС.

В прошлом году порядка 257 тысяч налогоплательщиков откорректировали свои декларации. В результате при снижении количества выездных налоговых проверок их эффективность повышается. В этом году за 9 месяцев ФНС снизила количество выездных проверок на 23%.

Роспотребнадзор уделяет особое внимание снижению административных барьеров для предпринимателей, отметил заместитель главы ведомства Борис Кузькин. С 2008 года общее число проверок сократилось в 4,5 раза, сформирована устойчивая тенденция снижения числа проведённых проверок в отношении субъектов малого предпринимательства. При этом за последние 5 лет количество плановых проверок в сфере торговли сократилось в 18 раз, в сфере общественного питания — в 11 раз. Меняется парадигма осуществления государственного контроля и надзора.

Михаил Абызов сообщил, что с 1 января начинается масштабное внедрение чек-листов — списков контрольных вопросов, которые задаются предпринимателям в ходе проверок. По основным надзорам до конца года такие чек-листы будут согласованы и утверждены.

Когда мы разрабатывали идеологию чек-листов, я просил включать в них только те требования, которые непосредственно и в наивысшей степени обеспечивают охрану жизни и здоровья и других ценностей. У ведомств есть разные практики, некоторые включают в чек-листы почти 100% требований. Это может привести к избыточному давлению на бизнес. Важна ориентация инспекторского состава на приоритетные требования, для этого мы, в том числе, предлагаем ввести практику "красных страниц", куда будут вноситься требования, которые подлежат проверке в первую очередь», — сказал Михаил Абызов.

На мероприятии также обсуждался вопрос отношения надзорных органов и государства к «серому» бизнесу. Эти незарегистрированные предприниматели не являются объектом государственного надзора, это сфера правоохранительных органов, поэтому добросовестные предприниматели должны сами сообщать о фактах ведения нелегального бизнеса.

Михаил Абызов также сообщил, что до конца года внесёт в правительство предложение о распространении на крупный и средний бизнес правила, когда при первом нарушении, не повлёкшем какого-либо серьёзного ущерба, предприниматель не штрафуется, а получает лишь предупреждение. Отвечая на вопрос о продлении «надзорных каникул» для малого бизнеса, министр заметил, что после внедрения риск-ориентированного подхода к проверкам такой механизм потеряет свою актуальность.


Все события