Разделение поднадзорных объектов на категории риска — приоритет контрольных органов

19 Апреля 2017

Без разделения поднадзорных объектов — компаний и предприятий — на категории риска невозможен переход на «умный», риск-ориентированный подход в контрольно-надзорной деятельности. Именно внедрение этой новой модели лежит в основе реформы госконтроля, которая получила статус одной из приоритетных программ и реализуется в рамках Совета при Президенте по стратегическому развитию и приоритетным проектам. «Умный» контроль должен освободить бизнес от чрезмерного внимания контролёров и в то же время повысить безопасность государства и граждан. Как определить критерии распределения объектов по категориям риска, от которых будет зависеть и частота проверок, обсудили 19 апреля на экспертном семинаре в Аналитическом центре при Правительстве, который прошёл по поручению куратора реформы — министра РФ по вопросам Открытого правительства Михаила Абызова.

Уже в 2017 году планы проверок на 2018 год, составленные ведомствами — участниками приоритетной программы, должны быть составлены с применением риск-ориентированного подхода. К концу мая должны быть выпущены постановления Правительства об определении критериев риска, проекты этих актов должны быть подготовлены и направлены в Минюст в середине апреля, напомнил руководитель проектного офиса по реализации реформы контрольно-надзорной деятельности Михаил Прядильников. Все ведомства, по его словам, уже подготовили необходимые материалы, они прошли обсуждение с Минэкономразвития и экспертами. Кроме того, Минэкономразвития подготовило базовую модель определения критериев риска, в апреле её утвердил проектный комитет приоритетной программы.

Без этой работы нам невозможно реализовать базовый проект приоритетной программы по реформе контроля и надзора — по внедрению риск-ориентированного подхода. Работу по распределению поднадзорных объектов по категориям риска ряд ведомств уже провёл в рамках "дорожной карты" совершенствования контрольно-надзорной деятельности. Ведомства, которые внедрили в своей работе риск-ориентированный подход и осуществляют плановые проверки с использованием нового метода, уже показали очевидный результат, выражающийся, в том числе, в существенном снижении объёма плановых проверочных мероприятий и переходе на другие методы взаимодействия с субъектами», — отметил Михаил Абызов.

Так, по линии МЧС за 2016 год плановых проверок стало на 36% меньше, на 2017 год запланировано почти на 40% меньше проверок — 98 тыс. против 140 тыс. в 2016 году. По линии Ростехнадзора такая работа ведётся не первый год. В 2013 году ведомство распределило по категориям риска 295 тыс. объектов в ходе изменения закона о промбезопасности, которое проходило с участием Открытого правительства. Таким образом, состоявшийся опыт реализации подобных задач уже есть, считает министр.

Однако не все контрольные ведомства демонстрируют столь значимые результаты, не все они при распределении объектов по категориям риска руководствуются методикой, которую разработало Минэкономразвития. Подготовка проектов постановлений, которые должны регламентировать категорирование объектов с учётом рисков, также находится на разной стадии. Только МЧС справилось в полном объёме с поставленной задачей по двум видам контроля, близки к выполнению задачи в срок МВД и Росздравнадзор, а также Ространснадзор, сообщил замглавы Минэкономразвития Савва Шипов.

Несмотря на жёсткие сроки, плохие документы и проекты постановлений Правительство принимать не будет, подчеркнул Михаил Абызов. В таком случае, по его словам, будут приниматься индивидуальные решения по доработке документов с «разбором полётов». За это персональную ответственность несёт Минэкономразвития, которое координирует работу с ведомствами. По словам министра, сейчас обсуждаются различные варианты того, как будут формировать планы проверок на 2018 год те ведомства, которые не успеют в срок распределить поднадзорные объекты по категориям риска. Одно из предложений — отказаться от плановых проверок на 2018 год. Михаил Абызов с таким вариантом категорически не согласен.

Считаю, что это отвратительный вариант. Это, с одной стороны, демонстрирует неспособность выполнить задачу, которую Президент поставил уже 2 года назад по риск-ориентированному подходу. С другой стороны, кого мы наказываем? На государственном надзоре лежит важнейшая функция по обеспечению безопасности жизни и здоровья граждан. Как мы можем отказаться от плановых проверок, цель которых — предотвращение угрозы для жизни и здоровья россиян? Но входить в 2018 год после трёх лет работы над поручением Президента о внедрении риск-ориентированного подхода без перехода на плановые проверки по категориям риска тоже неприемлемо. Эта задача вполне выполнима», — сказал Михаил Абызов.

Это подтверждает, в том числе, позитивный опыт МЧС, который стоит взять на вооружение и остальным надзорным органам.

Министр подчеркнул важность организации командной работы в ведомствах при определении критериев риска. При этом руководители ведомств должны еженедельно уделять этому внимание, проводить оперативные совещания и ставить соответствующие задачи. Информация, размещённая на сайтах некоторых надзорных органов, и выступления их руководителей свидетельствуют о том, что переход на риск-ориентированный подход для них пока не стал приоритетом, заметил, в свою очередь, Савва Шипов. Если руководитель ведомства эту тему не отображает в публичной риторике как приоритет, значит она таковым не является, считает замглавы Минэкономразвития. Он также обратил внимание на низкое качество взаимодействия внутри надзорных органов, плохую юридическую технику проектов документов.

Очень важно не пропустить стадию отработки документов с экспертами, подчеркнул Савва Шипов. Если эксперты не дадут своё одобрение документу, это приведёт к ещё большим рискам на следующем этапе, указал он.

Риск-ориентированный подход для нас сейчас — это главное направление удара. От того, как качественно мы работаем здесь, зависит и вся остальная работа. Риски влияют на контроль и надзор в целом: и на внутреннюю организацию, и на количество проверок, и на мотивацию сотрудников, и на оценку эффективности. Сейчас мы с вами закладываем фундамент, и маленькая ошибка может привести к тому, что обрушится весь дом», — сказал Савва Шипов.

Система распределения поднадзорных объектов по категориям риска не утверждается жёстко раз и навсегда, подчеркнул Михаил Абызов. В будущем предполагается введение динамической модели, при которой критерии распределения объектов по категориям риска могут меняться при возникновении новых угроз и рисков или новом подходе к оценке уже существующих рисков.

Если статистика показывает, что наша модель определения высоких категорий риска не работает, мы эту модель должны вместе с вами менять. Каждый год мы с вами будем работать: смотреть статистику, анализировать и, если необходимо, менять критерии. Такая работа должна вестись постоянно», — подчеркнул министр.

Михаил Абызов также подчеркнул важность проработки критериев риска с территориальными органами контроля и надзора. Он предложил привлекать к обсуждению несколько «продвинутых» терорганов и несколько «отстающих», проводить фокус-группы и смотреть вместе с инспекторским составом региона, как будет работать новая модель. Так, в частности, уже действует Росздравнадзор.

Уровень понимания в терорганах всех приоритетов, нюансов и специфики реформы контроля и надзора у нас разный. Нам важно, чтобы федеральная повестка и приоритеты федеральной программы не только понимались и разделялись, но и реализовывались в последующем "на земле". В конечном счёте, им все эти модели реализовывать», — подчеркнул Михаил Абызов.


Все события