Представлен первый полномасштабный рейтинг открытости министерств и ведомств

24 Ноября 2015

Открытое правительство и ВЦИОМ представили первую полномасштабную внешнюю оценку открытости российских федеральных госорганов. Если в 2014 году в пилотном исследовании участвовали только 10 социальных министерств и ведомств, то в этом году — уже 41 орган государственной власти. Презентация результатов состоялась 24 ноября на заседании Правительственной комиссии по координации деятельности Открытого правительства под председательством министра РФ Михаила Абызова.

Рейтинг открытости федеральных органов исполнительной власти (ФОИВ) составляется в рамках мониторинга реализации Концепции открытости ФОИВ, которая разработана Экспертным советом при Правительстве РФ для повышения прозрачности и подотчетности госорганов и расширения возможностей для участия гражданского общества в подготовке и экспертизе государственных решений. Концепция утверждена распоряжением Правительства РФ 30 января 2014 года и является обязательной для реализации федеральными органами власти.

Опрос получился беспрецедентно широкий — в нём приняли участие 36 тысяч человек, 6 тысяч представителей бизнеса, 6 тысяч представителей госаппарата и более 500 экспертов. Это первый такой масштабный опыт, и я считаю, что и методологически, и качественно он получился. Нужно иметь в виду, что на восприятие гражданами уровня открытости наших министерств и ведомств влияет много факторов, начиная от общесоциальной и экономической повестки, которая в данный момент является приоритетной, и заканчивая персональной известностью руководителей. Ключевую роль в оценке открытости играет работа ведомств по предоставлению информации и получению обратной связи», — отметил министр РФ Михаил Абызов.

Возглавили список самых открытых ведомств Минобороны (57,5), МЧС (56,6) и Минэкономразвития (50,0) (они не участвовали в пилотном исследовании в 2014 году), а лидеры предыдущего внешнего рейтинга — Минтруд (49,6) и Минспорт (49,7) — теперь оказались в числе догоняющих. Минобрнауки (45,6) и вовсе переместился в категорию отстающих. Не попали в число лидеров и ведомства, поставившие себе наивысшие баллы в ходе последнего самообследования http://open.gov.ru/events/5512519/?sphrase_id=120496 : Минэнерго (47,4) и Минфин (49,7) оказались в разряде догоняющих.

В топ-10 самых открытых министерств и ведомств, помимо Минфина, Минспорта и Минтруда, вошли ФАС (49,8), Роскомнадзор (49,7), ФМС (49,5), ФНС (48,9). Исследование проводилось путём опроса отдельных референтных групп. По мнению опрошенных среди населения, бизнес-сообщества и госслужащих, лучше всех во внедрении принципов открытости продвинулись МЧС и Минобороны, а эксперты считают самыми открытыми МЧС и ФАС.

Наиболее закрытыми ведомствами оказались ФССП (41,7), Росавтодор (42,6), Минкавказ (42,7), Росалкогольрегулирование (42,9), Минстрой (43,1), Росрыболовство (44,3) и Росимущество (44,9).

Запрос на открытость органов власти был отчетливо выражен во всех изученных группах, отметил генеральный директор ВЦИОМ Валерий Фёдоров. При этом, по его словам, открытость представители различных групп понимают по-разному. Для населения это, прежде всего, наличие «горячей линии» и возможность получения быстрой реакции на обращение, доступность информации о текущей деятельности ведомства, возможность получить услуги через интернет. По мнению исполнителей, открытость — это, в первую очередь, возможность получения оперативной информации о планах, результатах и текущей деятельности органа власти, а также доступность нормативно-правовой базы. Представители бизнес-сообщества понимают открытость как наличие оперативной реакции на поступившие обращения и их учёт в текущей деятельности, прозрачность и объективность конкурсных процедур. Для экспертного сообщества — это работа пресс-служб, взаимодействие с общественными советами, информирование о работе с обращениями.

Основные проблемы в части информирования о деятельности ведомств, как показало исследование, связаны с нехваткой информации о результатах реализуемой политики, о планах работы ведомства, а также с невысоким качеством предоставляемой информации. Что касается взаимодействия с целевыми группами, то оказалось, что граждане не воспринимают общественные советы как своё представительство в органе власти, бизнес считает, что его мнение почти не учитывается при принятии ведомствами решений, а эксперты жалуются на слабую работу в регионах. Участники исследования среди недостатков также отметили недостаточность борьбы с коррупцией в госорганах и непрозрачность принятия решений по госзакупкам.

Валерий Фёдоров озвучил ряд рекомендаций, направленных на повышение открытости российских госорганов. Они касаются, в частности, совершенствования официальных сайтов ведомств, работы по раскрытию данных в машиночитаемом виде, использования краудсорсинговых технологий.

Опыт проведения исследования можно назвать успешным. Создана система оценки открытости, которая является комплексной и многофакторной. Эта система должна двигаться в сторону расширения объяснительной модели, анализа динамики изменений и углублённого погружения в ситуацию каждого федерального органа исполнительной власти», — заключил гендиректор ВЦИОМ.

Теперь, по словам Михаила Абызова, предстоит провести детальную работу над ошибками в ведомствах-аутсайдерах, а выявленные лучшие практики масштабировать и включать в Стандарт открытости для применения другими ведомствами. Также министр дал поручение Экспертному совету при Правительстве провести комплексный анализ результатов исследования в сопоставлении с результатами самообследования госорганов на предмет открытости (они были представлены в апреле этого года). После чего будут подготовлены соответствующие методрекомендации, при этом особое внимание необходимо обратить на работу с теми ведомствами, у которых результаты самооценки уровня открытости сильно отличаются от независимой внешней оценки. Само исследование, по словам Михаила Абызова, в ближайшее время будет представлено Председателю Правительства.

Участники заседания Правкомиссии также подвели итоги трёх лет работы системы «Открытое правительство» и обсудили планы на будущее. Общий вывод — на сегодняшний день для развития этой системы создана полноценная, комплексная нормативная основа.

Формируя Стандарт открытости и методические указания по его реализации, мы ставили перед собой задачу собрать весь лучший международный опыт, лучший федеральный и региональный опыт, построить модель, при которой эти базовые принципы совершенствовались бы и развивались, а также обновлялись на основе лучших практик. В целом нам это удаётся», — сказал Михаил Абызов.

Многие механизмы открытости стали неотъемлемой частью практической работы ФОИВ с гражданами, бизнесом и общественными организациями. В частности, запущены и функционируют системы предварительного публичного обсуждения проектов нормативных правовых актов, общественные советы при госорганах становятся менее «декоративными»: по поручению Президента совместно с Общественной палатой разработаны новые принципы их формирования и функционирования. Органы власти стремятся быть понятнее для граждан: в 2015 году 58 ФОИВ приняли публичную декларацию целей и задач — документ, в понятной и доступной форме описывающий ключевые цели и ожидаемые результаты работы. Госорганы всё больше внимания уделяют раскрытию своих данных, опубликовано уже свыше 5000 наборов данных, которые открыты для разработчиков электронных сервисов и приложений.

Эксперты и органы власти стали лучше понимать, что такое открытость и из чего она состоит, что это не просто размещение информации на сайте», — отметил член Экспертного совета при Правительстве Александр Брагин.

Наибольших успехов в повышении открытости власти удалось добиться в Москве. Для жителей города создан целый ряд сервисов, благодаря которым они могут участвовать в принятии решений по обустройству города и выражать своё мнение. Ими пользуется уже около 2 млн человек. В Москве создана одна из лучших систем управления с привлечением гражданского общества, более доступная и эффективная, чем многие мировые аналоги, считает вице-мэр Москвы Анастасия Ракова.

Пять лет назад перед нами встала задача реально привлечь как можно больше москвичей к процессу принятия управленческих решений и в то же время не тормозить этот управленческий процесс», — отметила Анастасия Ракова.

Сервис народных голосований «Активный гражданин», по её словам, за полтора года своего существования набрал более 1,2 млн пользователей. Министр Михаил Абызов, в свою очередь, отметил, что механизм персонального доступа к итогам голосования, созданный на этом портале, позволяет убедиться в достоверности результатов голосования.

В будущем же считаю правильным предложение правительства Москвы о внедрении системы независимого аудита результатов голосований», — сказал он.

Среди направлений, которые должны определять задачи развития системы «Открытое Правительство» в последующие годы: систематизация работы отстающих ФОИВ по реализации принципов открытости, более активная работа с открытыми данными, повышение открытости гражданской службы, переход на системное взаимодействие ФОИВ и Правительства с экспертным сообществом. Широкие возможности совершенствования и развития существуют в области повышения понятности работы госорганов, получения обратной связи от пользователей государственных услуг.

Чтобы внедрение механизмов открытости в госорганах стало более осязаемым, эксперты предлагают развивать флагманские проекты, особенно в социальных сферах. МВД, например, могло бы вовлечь граждан в обсуждение мер по повышению безопасности дорожного движения, а Минтруд мог бы взять на себя создание единого портала информации по всем льготам и выплатам. По мнению Михаила Абызова, это предложение заслуживает внимания. Приоритеты дальнейшей работы по внедрению механизмов открытости и предложения по реализации таких флагманских проектов, по его словам, следует рассмотреть на одном из ближайших заседаний Правкомиссии.

Также среди направлений дальнейшей работы Открытого правительства — поиск новых механизмов обсуждения общественно значимых нормативных актов. Сейчас менее половины представленных на портале regulation.gov.ru актов собирают хотя бы один отзыв, а сайт, таким образом, превратился в доску объявлений. При этом технические документы никак не отделяются от резонансных общественно значимых законопроектов и постановлений, заметил Михаил Абызов. Гораздо более эффективным было бы обсуждать важные для общества документы на отдельных сайтах — такой опыт был получен в рамках дискуссии по законопроекту о госконтроле.

Один из ключевых механизмов открытости — это работа с референтными группами. По словам руководителя общественного совета при Минтруде РФ Елены Тополевой-Солдуновой, далеко не все ведомства уделяют этому должное внимание. Качественного взаимодействия с референтными группами не хватало, в частности, при принятии закона о 12-тонниках, что, как заметил Михаил Абызов, привело к массовому недовольству в обществе.

В целом же никаких кардинальных изменений в заявленной политике открытости делать не надо, полагает ректор Высшей школы экономики Ярослав Кузьминов. По его мнению, нужно доводить уже существующие механизмы до совершенства и расширять аудиторию, вовлечённую в систему «Открытое правительство».

Если мы не откажемся от этого направления и будем последовательно его реализовывать, мы обеспечим гораздо более высокий уровень качества государства и его демократических институтов, потому что сегодня всё это базируется на широком вовлечении граждан в процессы управления», — подчеркнул он.

С такой позицией согласился и министр Михаил Абызов.

Нам не следует искать новые механизмы, мы уже имеем весь необходимый арсенал. Сегодня Правительством РФ реализована модель, которая является наиболее методологически совершенной и полной по сравнению с другими моделями открытости, существующими в мире», — подтвердил он.


Все события