Потенциал и риски от новой системы госзакупок

29 Сентября 2013

Апробация новой контрактной системы, которая придет на смену Федеральному закону 94-ФЗ о госзакупках, показала, что в ней есть положения, требующие доработки. Некоторые выявленные недостатки будут устранены в процессе реализации, сказал министр Михаил Абызов на круглом столе «Контрактная система: повышение эффективности госзакупок и развитие общественного контроля» (видеозапись), организованном в Сочи под эгидой Отрытого правительства.

С 1 января 2014 года в силу вступает Федеральный закон № 44 «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд». Одна из главных задач – борьба с коррупцией, говорил ранее глава Федеральной антимонопольной службы Игорь Артемьев. Согласно опросу ВЦИОМ и сайта SuperJob, результаты которого озвучил модератор дискуссии гендиректор НАИЗ Сергей Габестро, более 80% россиян считают госзакупки так или иначе непрозрачными. А 48% специалистов, которые сегодня занимаются продажей товаров государству, даже не знают о принятии 44-ФЗ.

Внедрение механизмов общественного контроля и экспертного сопровождения качества госзакупок – один из приоритетов Открытого правительства. 5 сентября Председатель Правительства Дмитрий Медведев поручил Экспертному совету обеспечить методологическое и информационное сопровождение закона о контрактной системе.

Светлого утра в начале 2014 года не настанет, это будет очень тяжелое внедрение законодательства. Не нужно связывать с этим завышенные ожидания. Я ориентирую коллег на тяжелую работу, сбоев будет много», – предупредил Михаил Абызов.

Один из результатов апробации закона состоит в том, что участники закупок расценивают его как усложнение закупочной деятельности. Кроме того, отсутствует квалифицированный персонал, пока нет эффективного контроля, сказал проректор ВШЭ Александр Шамрин. Необходимо принять пакет подзаконных актов не позднее 1 декабря 2013 года, чтобы у регионов было время подготовиться к заказам на муниципальном уровне», – отметил эксперт.

«Не должно быть такого, что мы в январе в связи с непринятием правительственного акта не сможем приобрести, например, лекарственные препараты. Правительство за этим строго следит», – заявил Михаил Абызов.

Замглавы Минэкономразвития Алексей Лихачев отметил, что дискуссия, посвященная госзакупкам, на различных площадках проходила в очень жестком формате. Были разные упреки: в желании развалить или лично погреть руки», – подчеркнул чиновник. По мнению представителя Минэкономразвития, необходимы повышение ответственности заказчика за результат, открытость системы на всех этапах планирования, максимальное привлечение общества на разных уровнях, подготовка соответствующих кадров. «В обсуждении этой темы, в принятии решений заметную роль должны сыграть субъекты РФ», – сказал Алексей Лихачев.

Как отметил  Сергей Габестро, задержка в принятии нормативных актов связана с системной проблемой, с которой редко сталкиваются другие страны: распределение полномочий между множеством органов. В 79% стран ОЭСР закупочной отраслью занимается один независимый или совмещенный орган. В США есть один орган, который занимается госзакупками, есть 12 региональных центров... А у нас даже детский сад должен иметь контрактного офицера», – сказал модератор.

Согласно выводам ОЭСР, нет страны, в которой бы не было коррупции в госзакупках, пояснила начальник инспекции по комплексному контролю и аудиту приобретения товаров, работ и услуг для государственных и общественных нужд Счетной палаты РФ Ольга Анчишкина. По ее словам, даже в рамках работы с единственным поставщиком есть возможность для добросовестной работы и эффективности. «Когда нормативно-правовое регулирование оторвано от реальной практики, люди уверены в том, что что бы мы ни принимали, они как жили хорошо, так и останутся. Те, кто завтра будут работать в новых условиях, не готовятся, не обучаются, а живут по-старому», – посетовала аудитор. Она отметила, что в рамках 94-ФЗ создан хороший задел, позволяющий сформировать методологию по совершенствованию закупок. Так, Счетная палата разработала принципы «управляемого аутсорсинга». Создан инструмент общественного контроля – обсуждение особо крупных закупок. Счетная палата совместно с НАИЗ провела ряд обсуждений крупных контрактов, в том числе «Роскосмоса».

«Мы предупредили руководство “Роскосмоса” о том, что “Протон-М” не полетит в силу того, что там не заложен механизм предупреждения рисков неисполнения контракта, а он и не полетел», – сказала аудитор.

Такое признание вызвало бурную реакцию. «Никто не знал, что “Протон-М” не полетит, а Счетная палата знала. Если у вас есть еще какая-то информация, которую вы от нас скрываете, вы сообщайте. Может, мы не будем запускать», – ответил Михаил Абызов.

Директор Центра антикоррупционных исследований Transparency International Russia Елена Панфилова также заострила внимание на общественном контроле. Чтобы стимулировать организации и граждан вести общественный контроль, необходимо предложить разные его варианты. По мнению эксперта, необходимо увольнять чиновников, которые не сообщают о конфликте интересов, и расширять количество организаций, которые могут проводить антикоррупционную экспертизу.

Помощник руководителя Федеральной антимонопольной службы Павел Субботин призвал не ориентироваться на худшее. Меня расстроила эта атмосфера… “Все плохо, везде коррупция”. Мы сами создаем такую атмосферу. Мы забываем говорить о том, что мы сделали революцию, серьезный шаг для того, чтобы можно было видеть, что имеет государство», – сказал Павел Субботин.

Еще один способ повышения контроля над госзакупками – «сквозное» информационное сопровождение заказа в единой информационной системе (ЕИС). Концепция ЕИС должна быть представлена Минэкономразвития 29 ноября. Главным вопросом остается: разрабатывать ли ЕИС с нуля или использовать имеющийся сайт, сказал гендиректор «ММВБ - Информационные технологии» Евгений Эллинский. «ЕИС – это ядро, к которому присоединится масса других систем. Как они должны взаимодействовать?», – обозначил проблему эксперт.

По мнению специалистов Федерального казначейства, нужно развивать существующий ресурс. Как рассказал глава казначейства Роман Артюхин, уже создана уникальная информационная среда. Например, электронная подпись создана у 200 тысяч заказчиков. В 2011 году через электронную площадку прошли закупки на 223 млрд рублей, в 2012 году – на 224 млрд, за 8 месяцев 2013 года – на 202 млрд. «Сайт имеет ключевые виджеты, которые ориентированы на группы пользователей: общая статистика, статистика группы закупок, вопросы поставщикам, цены», – обратил внимание Роман Артюхин.

Подводя итоги, Михаил Абызов напомнил о еще одном инструменте контроля – дисквалификации недобросовестных участников на уровне учредителя. Но при оценке результатов госзакупок важно определить и параметры эффективности госрасходов, указал он. По словам министра, необходимым остается грамотное распределение полномочий между профильными органами власти. «Необходима результативность этих процедур, сокращение госрасходов, повышение уровня конкуренции, транспарентность для всех участников рынка, это накладывается на повышенные возможности закупочных офицеров по определению квалификации участников», – сказал министр. Внимание нужно уделить обучению контрактных офицеров.

У них появляются полномочия, которых раньше не было: допустить до торгов, определить квалификацию, дисквалифицировать. Это создает большие риски по дополнительной коррумпированности в этой среде», – заявил Абызов.

Участники круглого стола решили в декабре провести итоговое заседание, чтобы определить, в какой степени готовности к применению нового закона находятся все участники госзакупок.


Все события